Яндекс.Метрика

Перебиты, поломаны крылья… Ан-32 в Афганистане.

Часть 1. Ан-32 в ВВС ДРА.
Ан-32 был создан для эксплуатации в условия гор, коротких взлетно-посадочных полос и жаркого климата на базе широко распространенного легкого транспортного самолета Ан-26. Фактически самолет создавался под соответствующие требования ВВС Индии и был чисто экспортной машиной, которую не предполагалось принимать на вооружение Советских ВВС.

В ОКБ Антонова планировали добиться нужных характеристик самолета установкой намного более мощных, а значит более тяжелых и прожорливых двигателей АИ-20ДМ на планер массового Ан-26. Большой диаметр винта не позволил установить моторы на «штатном» месте под крылом самолета и их пришлось установить на крыле – скругление верхней части фюзеляжа дало необходимое пространство для воздушного винта.

Тем не менее выполнить жесткие индийские требования оказалось сложно и доводка самолета заняла несколько лет. Серийное производство началось в Киеве в середине 1983, а поставка в Индию с 1984. Производство Ан-32 доходило до 10 самолетов в месяц и вскоре начались поставки в другие страны.

Вторым крупнейшим эксплуатантом Ан-32 стали ВВС Демократической Республики Афганистан, которые наравне с Ограниченным Контингентом Советских Войск в Афганистане противостояли различным исламистским группировкам афганских моджахедов (душманов – «духов»), широко поддерживаемых США, Пакистаном и многими арабскими странами.

Производство Ан-32 для Афганистана началось в 1986 году, поставки – в 1987. Некоторая путаница существует с общим количеством поставленных в Афганистан Ан-32. Разброс называемых цифр от 49 до 75. Первая – совсем неправильная, вторая намного ближе к истине, но тоже не совсем верна – Советским Союзом до 1991 года было поставлено 74 самолета Ан-32, получивших номера от «280» до «353» включительно. Еще 4 Ан-32 , купленных на вторичном рынке, поставили США в 2000-х, эти машины получили номера «354» – «357». Это подтверждается базами данных серийных/заводских и армейских номеров ВВС Афганистана. Таким образом, всего через руки афганских авиаторов в разное время прошло 78 самолетов этого типа.

Ан-32 стояли на вооружении афганского 373-го транспортного авиаполка. Использовались они для транспортных перевозок в интересах вооруженных сил, а также снабжения блокированных противником гарнизонов правительственных войск.

Афганский Ан-32 на стоянке аэропорта Кабула
Афганский Ан-32 из состава 373-го ТАП на фоне нескольких Ан-26 того же полка

Афганские Ан-32 регулярно несли потери, как от огня противника, так и от аварий, что было обусловлено многими факторами. Прежде всего, обстановка в небе Афганистана к 1987 году чрезвычайно осложнилась благодаря поставкам исламистам ПЗРК «Стингер» из США. Любой самолет мог быть обстрелян ПЗРК в районе аэродрома при взлете или посадке, что вынуждало использовать крутые глиссады при заходе на посадку, что могло приводить к авариям.

Свидетель одной такой аварии в Баграме в ноябре 1988 г. рассказывал: «Среди бела дня летчик афганского Ан-32 ухитрился развалить новенький и совершенно исправный самолет. Камуфлированный, что твоя ящерица, «антонов» промазал мимо полосы, так что посадка пришлась на буераки и колдобины «грунтовки». На подвернувшемся ухабе он тут же снес себе переднюю стойку, ткнулся носом в землю и продолжал пахать полосу с задранным хвостом, расшвыривая песок и камни. Ему еще здорово повезло — несся прямо на пост радистов, но зарылся в землю и остановился в какой-то полусотне метров. Летчики вылезли и ушли себе. Полет окончен. А самолет так и остался стоять в непотребном виде с торчащим в небо хвостом».

Ан-32 в Баграме после неудачной посадки

Севший в ноябре 1988 в Баграме мимо полосы афганский Ан-32 со сломанной передней стойкой

Свою роль в повышенной аварийности играла не всегда достаточная летная подготовка и неизменное лихачество афганских летчиков, тем более, что «звериная мощь» силовой установки Ан-32 прямо-таки провоцировала «летать по истребительному». Не стесненные соблюдением летных формальностей, афганцы бились сами и регулярно били самолеты. Кроме того, на Востоке, как известно, у мужчины есть два достойных занятия – война и торговля, поэтому афганские экипажи успешно их совмещали – регулярно набивая самолеты под завязку «попутным грузом» – пассажирами с баулами, вплоть до бородатых личностей практически неотличимых от «моджахедов», у которых разве что при погрузке отбирали оружие, на всякий случай, и выдавали обратно после посадки. При этом никто сильно не парился количеством и весом принятого «груза».

Афганский офицер на фоне Ан-32
Гордый сын афганского народа своей фуражкой заслонил камуфлированный Ан-32. В кадр попали также солдат и пара гражданских – типичная загрузка афганских транспортных самолетов.

Хотя в результате «естественного отбора в условиях дикой природы» многие афганские пилоты отлично пилотировали свои машины, неизменно общей проблемой у них была штурманская подготовка, а также полеты ночью и в сложных метеоусловиях, за что им нередко приходилось расплачиваться собственной жизнью.
Сведения о потерях афганских Ан-32 довольно скудны, попробую их обобщить на основе имеющихся данных сайтов https://aviation-safety.net/, http://skywar.ru/, https://www.scramble.nl/ сообщений прессы и имеющихся в распоряжении автора фотоматериалов. К сожалению, в большинстве своем потери сложно привязать к конкретным серийным или бортовым номерам самолетов.

Западные источники приводят данные о первых потерях афганских Ан-32 уже в июне 1987 года:

15 июня 1987 – авиакатастрофа Ан-32 ВВС Афганистана, Кандагар, 5 погибших.

21 июня 1987 – Ан-32 ВВС Афганистана сбит в районе Кандагара, 3 члена экипаж погибли.

Следующую потерю западные источники упомянают через год:

16 августа 1988 – Ан-32 ВВС Афганистана сбит в районе Кундуза, 39 погибших.

Каких либо подробностей и вообще упоминаний об этих потерях в русскоязычных источниках не встречается.

7 сентября 1988 – в районе Кундуза при заходе на посадку при помощи ПЗРК «Стингер» сбит афганский Ан-32, при этом погибли 4 члена экипажа и 12 пассажиров, включая двух бригадных генералов Афганской армии – Мохаммеда Исмаил Нури и Абдул Ахмад Разменда, а так же политический комиссар военного округа Кундуз подполковник Мохаммед Хассан Хошъяр.

Советский Ил-76 и афганский Ан-32
Советский военно-транспортный самолет Ил-76 заходит на посадку на фоне афганского Ан-32

Во второй половине 80-х годов советское руководство пришло к выводу о бесперспективности продолжения участия Советской Армии в боевых действиях в Афганистане. Значительная часть 100-тысячной группировки было занята обеспечением охраны коммуникаций от атак «духов», обеспечением проводки конвоев снабжения, охраной мест базирования и ключевых населенных пунктов. Собственно «ударных» частей было явно не достаточно для того чтобы зачистить страну со сложным рельефом и враждебно настроенным населением от многочисленных отрядов исламистов, хорошо проплаченных «Западом» и арабскими режимами Персидского Залива. Афганская армия была малобоеспособна, фактически именно Советской армии приходилось нести основную тяжесть боевых действий, которые обходились дорого, как в материальном, так и в человеческом отношении.

Afghan AF An-32 N287
287-й борт во время погрузки

В результате была сделана ставка на «афганизацию» конфликта и примирение правящей афганской власти с «умеренной оппозицией». В феврале 1989 года войска Советской Армии были выведены из Афганистана.
Однако, так называемая «непримиримая оппозиция» вовсе не собиралась отказываться от своей цели по захвату власти в Афганистане и сворачивать боевые действия.

Три афганских Ан-32. Кабул, 1987
Три афганских Ан-32 на стоянке Кабульского аэропорта. На заднем плане взлетает Ан-26, 1987

Одним из ключевых пунктов за который шли боевые действия в тот период стал город Хост, столица небольшой афганской провинции у границы с Пакистаном. Единственная дорога в город была давно и прочно блокирована «духами» еще при Советской Армии и город снабжался по воздуху. В конце 1987 года Советская Армия провела широкомасштабную боевую операцию «Магистраль», пробив 150-км коридор, через который в течении двух недель огромными колоннами завозили грузы для гарнизона Хоста. После отхода советских войск из пробитого «коридора» ловушка снова захлопнулась, а после вывода ОКСВА из Афганистана шансов пробить коридор в Хост у афганской армии не было вообще — ее боеспособность была, что называется «ниже плинтуса». К примеру, афганский «Армейский корпус» обычно мог выставить в боевую линию 1000-1500 бойцов, а афганская дивизия — батальон из несколько сотен человек.

Авиакладбище на аэродроме Хоста
Общий вид на кладбище авиатехники в Хосте. Большая часть обломков – Ан-32

Таким образом, все снабжение гарнизона Хоста снова легло на транспортную авиацию ВВС Афганистана. Какой-то обобщенной информации об этом воздушном «мосте» нет, известно, что использовались по крайней мере два типа самолетов — Ан-26 и Ан-32, причем именно последние играли ключевую роль в этой операции.
Наличие у противника большого количества переносных зенитно-ракетных комплексов заставило перейти на полеты в темное время суток, а это, как уже упоминалось, было для афганских экипажей не простым испытанием, иногда приводило к потере ориентировки с самыми печальными последствиями.

Так, например, 10 декабря 1988 – потерян Ан-32 из 12-й эскадрильи 373-го авиаполка под управлением полковника Шамшер Хана. Три Ан-32 должны были ночью в простых метеоусловиях доставить груз окруженному гарнизону Хоста. Летели равными промежутками времени экипажи полковников Наби Хамиди, Шамшер Хана и Мохаммеда Хана. Самолет Шамшер Хана в Хост не пришел, на связь не вышел. Позже стало известно, что экипаж заблудился, нарушил границу Пакистана и разбился в районе Мираншаха, все погибли. (Этот случай часто путают с потерей в том же районе афганского Ан-26 19 ноября 1988 года, приводя неправильную дату и перемешивая обстоятельства двух разных инциндентов).

31 января 1989 – Ан-32 подполковника Моманда Карима из 12-й эскадрильи 373-го транспортного авиаполка должен был из Кабула доставить 5 человек, а также 4 тонны продовольствия и боеприпасов в осажденный Хост. Взлетев в 20-06 и прибыв в район Хоста в 20-37, экипаж доложил об отказе навигационного оборудования, вошел в воздушное пространство Пакистана и в течении часа кружил над населенным пунктом Бана. Пакистанцы пытались связаться с экипажем, включали огни посадочной полосы. Экипаж ушел, после израсходования топлива попытался аварийно сесть на русло реки у кишлака Басит, но потерпел катастрофу в которой погибли все находившиеся на борту.

Во многих случаях начинали ходить слухи, что транспортники были сбиты пакистанскими истребителями F-16, но судя по всему это не так. Единственный случай, когда пакистанцы сбили транспортник — это заблудившийся Ан-26 сбитый пакистанским ЗРК 19 ноября 1988 года.

Вскоре после выхода Советской Армии из Афганистана «духи» попытались овладеть и Джелелабадом, так же находящемся недалеко от границы с Пакистаном. Наступление на Джелалабад началось уже 6 марта 1989 года. Дорога Кабул-Джелелабад была перерезана противником и снабжение 1-го армейского корпуса генерала Мохаммеда Асефа Делавера легло на авиацию. 373-й транспортный авиаполк выделил 3 Ан-32 из состава 12-й эскадрильи, которые стали доставлять грузы из Кабула окруженному гарнизону по ночам. Ночные полеты на ограниченный скалами аэродром были довольно рискованными, световое оборудование отсутствовало, а для подсветки полосы использовался грузовик с включенными фарами. Из-за угрозы обстрела фары включались кратковременно перед самой посадкой самолета и выключались сразу после касания, разгрузка и взлет выполнялись в полной темноте.

Есть упоминания об инцинденте произошедшем в первый же день сражения – 6 марта 1989. Якобы гражданский экипаж Ан-32 (!) включил бортовые огни и противник поразил самолет ракетой ПЗРК, в результате аварийной посадки погибли два человека. Эту информацию трудно оценивать как достоверную, поскольку она нигде больше не встречается, да и наличие Ан-32 у авиакомпании «Ариана» ничем не подтверждено.

Афганский Ан-32 N307 на фоне других отлетавшихся бортов
Еще один ракурс на “калашный ряд” Хоста. На первом плане Ан-32 с бортовым номером “307” в нетипичном для афганских Ан-32 зеленом камуфляже. Известны по крайней мере еще два аналогично окрашенных борта. Многочисленные пулевые пробоины – результат обстрела на земле, причем скорее всего “дети гор” это сделали после захвата аэродрома.

22 июля 1990 – афганский Ан-32 совершавший рейс Кабул-Хост при заходе на посадку был сбит ракетой ПЗРК «Стингер» и упал в районе аэродрома. Экипаж и все находящиеся на борту погибли, включая командующего гарнизоном Хоста бригадного генерала Абдул Рахмана.

Несмотря на предсказания, что сразу после вывода Советской Армии из Афганистана, власть в Кабуле рухнет, исламистам за два года так и не удалось добиться сколько нибудь заметной победы. К этому времени «кураторам» и «спонсорам» мятежников весь этот цирк надоел и им удалось согнать все разношерстые стада отморозков из разных исламских «партий» и «движений» в «Альянс семи» с единым командованием. Главной целью по настоящему крупного и хорошо спланированного иностранными советниками наступления «духов» стал окруженный Хост.

Хотя считалось, что в Хосте самая крупная группировка правительственных войск, на самом деле ситуация там была достаточно сложная. На практике, эта группировка состояла из трех частей — не только армии, но и «Царандоя» (Народной милиции) и подразделений ХАД (госбезопасности), подчинявшиеся разным ведомствам командиры не слишком признавали главенство армейцев. Кроме, того для усиления гарнизона по воздуху были переброшены 2 000 солдат-узбеков генерала Дустума, что вызвало брожение среди целиком пуштунского гарнизона, набранного методом отлова в этой провинции. Узбеки сражались упорно, но на фоне развала остальных частей это уже ничего не решало. 31 марта 1991 года Хост пал под ударами мятежников.

Первый афганский Ан-32 N280
Торжествующие “дети гор” позируют на первом афганском Ан-32 с бортовым N280

Интересные подробности о применении Ан-32 привел начальник афганского Генштаба генерал армии Делавар на «разборе полетов» у президента Наджибулы на следующий день после потери Хоста. В докладе “О положении в Хосте и размерах помощи, оказанной хостинскому гарнизону” он сообщил, что:

«На усиление хостинской группировки мы перебросили 2298 человек.
114 рейсами Ан-32 в Хост перевезено:
– 242 тонны боеприпасов;
– 3 тонны лекарств;
– 177 огнеметов “Шмель”.
Осуществлено 52 десантирования грузов (260 тонн)».

Можно, предположить, что к десантированию грузов приступили не от хорошей жизни, а после того, как использование аэродрома в Хосте стало невозможным. Где-то приводились данные, что при десантировании примерно 60% сбрасываемых грузов доставалось противнику.

Опознавательный знак ВВС Демократической Республики Афганистан на консоли крыла Ан-32
На этой фото хорошо видно место расположения афганского опознавательного знака на верхней поверхности консоли крыла. Судя по ярким краскам, карьера самолета под палящим афганским солнцем была совсем не продолжительной.

Еще через несколько дней президент Наджибулла при встрече с Главным военным Советником Грачевым привел такие данные: «… а в Хост возили по 40 тонн в день. За десять дней доставили туда 397 тонн. Да такого сильного гарнизона у нас нигде не было» .

Еще одна жертва Хоста - Ан-32 с попаданием чего-то более крупного чем автоматная пуля
Афганский Ан-32 с пробоиной в борту. Заметна кассета с тепловыми ловушками.

История афганских Ан-32 так сильно связана с Хостом по еще одной причине. Уже в середине Афганской войны ЦРУ сформировало из моджахедов некое подобие «Роты пропаганды» Вермахта, обучив их фотографированию и обеспечив качественными фотоаппаратами и фотопленкой, причем во второй половине войны — исключительно цветной. Эти «фотокорреспонденты» в составе банд делали для иностранной прессы свои незамысловатые фотосюжеты буквально в десятке жанров, типа «вздувшийся труп правительственного солдата», «подбитый советский танк», «светлый лик муджахеддина», «раненый советской бомбой ребенок» и так далее.
Падение Хоста, привело к тому, что свалка на его небольшом грунтовом аэродроме была отснята двумя или тремя фотографами, с великолепным качеством. Поразительно, но проанализировав все найденные фотографии мне удалось идентифицировать по номерам 2 Ан-26 и целых 18 афганских Ан-32! Причем выглядит так, что неисправные самолеты стаскивали в один «калашный ряд», чтобы не мешали использованию аэродрома. В общем, настоящее кладбище авиатехники, причем техники совсем недавно поставленной Афганистану.

Афганский Ан-32 с отломанной консолью крыла
Афганский Ан-32 с оторванной консолью.

На фотографиях не видно никаких сооружений вроде ангаров, КДП, топливных цистерн. Да и по-любому понятно, что аэродром окруженного города не мог служить базой для как минимум эскадрильи Ан-32 — откуда там топливо для полетов? Значит, все эти самолеты участвовали в воздушном мосте в Хост и были брошены там в результате полученных повреждений в воздухе, при посадках или при обстрелах на земле! Точные причины в каждом случае мы видимо никогда не узнаем.

Оторванные крылья и моторы афганских Ан-32
Перебиты, поломаны крылья …

Авиационное кладбище в Хосте позволяет совсем по другому оценить масштаб потерь транспортной авиации при снабжении этого гарнизона в ходе войны — не 4 перечисленных выше транспортника, и даже не 24 с учетом найденных в Хосте бортов. По данным генерала Наби Азими, бывшего командующего гарнизоном Кабула, за все время блокады Хоста в этом районе было потеряно 7 Ан-26 и 44 Ан-32 (!), то есть большая часть из поставленных Союзом 74 машин.

Падение Хоста стало началом агонии просоветского режима в Кабуле. Одержав громкую победу, исламисты получили окончательное моральное превосходство над вооруженными силами ДРА. Вскоре территория под контролем властей стала съеживаться как «шагренева кожа». Ситуация усугублялась ожесточенной борьбой в руководстве страны и армии между двумя фракциями партии – «Парчамистами» и «Халькистами» за власть. Одновременно, нарастали межнациональные противоречия между пуштунами и нацменьшинствами. Таджикские и узбекские части постепенно вышли из повиновения властям.

Афганский Ан-32 с практически оторванным хвостом
Перебиты не только крылья – иногда и фюзеляжи…

Не лучше обстояло и дело с военной техникой. Оставленные при выводе Советской Армии горы вооружения быстро истощались из-за неграмотной эксплуатации и отсутствия ремонтных служб, часть вместе с дезертировавшими подразделениями уходила прямиком к «духам». Одновременно поток поставок из Советского Союза постепенно сокращался — «большой брат» Афганистана сам скатывался в пучину жесточайшего экономического и идеологического кризиса, который закончился развалом страны, окончательно оформленным в конце декабря 1991 года.

Развал Союза и приход к власти в Москве пресмыкающегося перед Западом ельцинского режима лишил афганские власти не только последних поставок продовольствия, топлива и боеприпасов, но и еще теплившихся призрачных надежд на исправление ситуации в Афганистане в пользу правительства ДРА. В апреле 1992 Кабул был занят совместными силами таджикских моджахедов Ахмад Шаха Масуда, шиитов-хазарейцев и примкнувшего к оппозиции узбекского генерала Абдул Рашида Дустума. Демократическая Республика Афганистан перестала существовать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *