Яндекс.Метрика

Перебиты, поломаны крылья… Ан-32 у афганских моджахедов

Часть 2. Ан-32 у афганских моджахедов.

Итак, в апреле 1992 года Кабул был захвачен мятежниками, причем представляющими нацменьшинства Афганистана, которые и поделили посты президента (таджик Раббани) и министра обороны – Ахмад Шах Масуд, то же, кстати, таджик. С ними заодно был и дважды Герой Демократической Республики Афганистан генерал Абдул-Рашид Дустум (узбек) и шииты-хазарейцы. А вот исламистские отряды Гульбеддина Хекматияра, представляющие “белую кость” Афганистана – пуштунов, к взятию Кабула не успели. Обиженный предложенной должностью премьер-министра, Хекматияр захватил высоты вокруг Кабула и начал тупо расстреливать город и вчерашних “камрадов” по борьбе с “кровавым режимом”. Началась новая гражданская война между группировками моджахедов.

В августе 1992 года ситуация в Кабуле из-за обстрелов стала настолько невыносимой, что иностранные посольства начали бежать из города. Было принято решение эвакуировать и оставшийся состав российского посольства, торгового представительства и примкнувших иностранный дипмиссий, не имевших возможность удрать из Кабула самостоятельно.

Аэродром Кабула обороняли дружественные войска генерала Дустума (узбекская дивизия бывшей Афганской армии). Дустум сразу предложил вывести бывших советских своими Ан-32 в безопасный Мазари-Шариф. Но посольство отказалось из-за наличия трех КАМАЗов различного барахла, “нажитого непосильным трудом” российских граждан. “Посольские”, а особенно их жены, категорически отказались эвакуироваться без барахла, несмотря на то, что два человека уже погибли при обстреле. Сейчас, для тех кто не жил в Советском Союзе в конце 80-х и начале 90-х, это воспринимается абсолютным бредом – рисковать жизнью из-за шмоток и бытовой техники, но в те времена бросить купленное за валюту барахло для советского человека казалось немыслимым.

В результате, посольство и Москва спланировали на 28 августа 1992 собственную операцию по эвакуации. Военно-Воздушные силы направили в осажденный Кабул с небольшим интервалом три военно-транспортных Ил-76, способных взять КАМАЗ со шмотками целиком. Хекматиар обещал не мешать эвакуации.

В первый приземлившейся Ил-76 заехал КАМАЗ, быстро сели представители аппарата экономического советника и иностранцы, самолет успешно взлетел.

Во второй Ил-76 загрузили следующий грузовик, представителей торгпредства и часть посольских, самолет начал выруливать на взлет. Осаждавшие город “хекматияровцы” смотреть на это спокойно не смогли. Был ли это приказ их “главного” или “местная самодеятельность” неизвестно, но аэропорт начали интенсивно обстреливать.

Третий Ил-76 подрулил к месту погрузки и почти сразу был подожжен близким разрывом реактивного снаряда. Второй Ил-76 прервал рулежку, под обстрелом подкатил и забрал экипаж горящего Ила и улетел, бросив посольских с их шмотками.

Ил-76 горит в аэропорту Кабула
Прибывшие в Кабул десантники бегут от горящего Ил-76

Основная часть посольства, отделение десантников с последнего Ила и КАМАЗ барахла остались на негостеприимной афганской земле. Посольству удалось связаться с генералом Дустумом и он взялся помочь своими Ан-32.

На следующее утро в Кабул пришла пара дустумовских Ан-32, в которые закидали шмотки, посадили безлошадных десантников (от греха подальше) и отправили в Мазари-Шариф. С окрестных высот по транспортникам попыталась отработать хекматияровская “Шилка”, но не “достала” их.

После разгрузки в Мазарях, дустумовские Ан-32 вернулись в Кабул за оставшимися людьми. Несмотря на огонь хекматиаровской ЗСУ-23-4 оба Ан-32 успешно долетели до Мазари-Шарифа.

Ан-32 N339 авиации генерала Дустума
Подлинный кадр эвакуации сотрудников российского посольства на дустумовском Ан-32 N339. Другие фотографии этого борта не известны. Фото личного охранника посла Юрия Осипова.

По западным данным 28 августа 1992 в Кабульском аэропорту в результате обстрела было уничтожено несколько транспортных самолетов Ан-26 и Ан-32, причем приводится даже номер Ан-32 – “280”. На фотографиях аэропорта того периода действительно вдалеке мелькают транспортные Аны и вполне возможно, они могли быть уничтожены, но конкретно Ан-32 N280 в это время был в Хосте в состоянии далеком от летного.

Уже в 1992 году Афганистан как единая страна практически перестал существовать – страна была разодрана на части различными исламскими партиями и национальными движениями. ВВС как единая структура перестали существовать, фактически став авиационными силами группировок захвативших ту или иную авиабазу. Конечно, часть наиболее преданных прежнему режиму офицеров была вынуждена бежать от совсем уж отмороженных “борцов за свободу” типа Хекматияра, но большая часть личного состава просто встала под новые знамена – авиация в афганских “разборках” всегда имела значение, а профессионалы в этой средневековой стране традиционно были в дефиците.

Афганский Ан-32 принадлежащий одной из таджикских группировок моджахедов
Доблесный моджахед отдыхает на солнышке перед Ан-32. Судя по головному убору – таджик, принадлежащий группировке Ахмад Шаха Масуда или Бурхунутдина Раббани.

Ахмад Шах Масуд владел крупной авиабазой Баграм недалеко от Кабула. Президент Бурхануддин Раббани контролировал аэропорт Кабула и аэродром в Герате. Гульбеддин Хекматияр захватил авиабазу Шинданд. Авиацию в Кандагаре, Джелалабаде и Кундузе контролировали местные племенные групировки. В дальнейшем все группировки успели вдоволь повоевать друг с другом, деля власть и влияние в Афганистане.

Афганский Ан-32 без опознавательных знаков
Тот же борт N342, что и на заглавном фото. Закрашенные опознавательные знаки позволяют легко идентифицировать его как самолет использовавшийся для перевозки оружия из бывших советских республик Средней Азии в Афганистан в интересах “Северного альянса”.

Точное распределение афганских Ан-32 по группировкам моджахедов неизвестно. Очевидно, что определенная их часть досталась Раббани и Масуду соответвенно по месту базирования в Кабуле и Баграме, но наиболее активно они использовались авиацией генерала Дустума, который контролировал север страны с аэродромом Мазари-Шариф и большими запасами авиационного имущества и боезапаса.

Дустумовские Ан-32 поддерживали узбекскую группировку в Кабуле, совершая регулярные полеты между Кабулом и Мазари-Шарифом. 27 апреля 1993 года дустумовский Ан-32 попытался совершить вылет из Кабула в Мазари-Шариф, но был вынужден вернуться в Кабул из-за плохой погоды. Вечером, экипаж все же вылетел в Мазари-Шариф, попал в сложные метеоусловия, но все же приступил к снижению для посадки, после чего связь с самолетом прервалась. Через два дня обломки Ан-32 нашли на склоне горы около населенного пункта Ташкурган. Это стало одной из крупнейших авиакатастроф в истории Афганистана – погибло 76 человек, включая 5 членов экипажа. Среди погибших был командир транспортной авиации генерал Мохаммад эс Хак и 15 членов молодежной спортивной команды направлявшиеся для празднования годовщины падения просоветского режима.

Ан-32 N342 один из немногих выживших самолетов этого типа в Афганистане
Ан-32 N342 оказался одним из немногих самолетов этого типа, переживших “темные времена” в Афганистане.

Повоевав вместе с таджиками в Кабуле против Гульбеддина Хекматияра, генерал Дустум позже схлестнулся с Ахмад Шахом Масудом за город Кундуз, и в январе 1994 года заключил союз уже с Хекматияром против таджиков. В ходе этого противостояния был потерян еще один Ан-32 из состава ВВС генерала Дустума – 29 июня 1994 года в провинции Логар разбился самолет перевозивший 70 новобранцев из Мазари-Шарифа к линии фронта. При этой катастрофе Ан-32 выжило 20 человек.

Пока “старые моджахеды”, племена и “дважды герой ДРА” самозабвенно делили Афганистан при помощи временных союзов и боевых операций, в Пакистане возникло афганское движение Талибан, которое начало наводить решительный “исламский порядок” в Афганистане и весьма преуспело в этом деле к 1996 году. Преуспело настолько, что всем остальным пришлось объединиться в “Северный альянс”, чтобы хоть как-то отстоять свои вотчины от вскормленных пакистанской разведкой “исламских студентов”.

Один из транспортников "Северного альянса" - Ан-32 N353
Ан-32 N353 “Северного альянса” за работой. Файзабад.

Вечером 26 сентября 1996 года самолет Ан-32 №350 произвёл взлёт из Кабула с высокопоставленными чиновниками правительства Масуда, спасавшимися от входивших в город талибов. Куда лететь было неизвестно – нигде в Афганистане нельзя было приземлиться в темное время суток. Решили лететь в Узбекистан, в Термез. После препирательств с диспечером, из-за аварийного остатка топлива самолету дали посадку. Ан-32 интернировали и передали авиации генерала Дустума, самолет перегнали в Мазари-Шариф.

После захвата столицы талибами несколько уцелевших Ан-32 досталось им в кабульском аэропорту и вошли в Военно-воздушные силы учрежденного талибами Исламского Эмирата Афганистан. Противники Талибана в лице “Северного альянса” также имели некоторое количество таких машин (по неподтвержденным оценкам – 6 штук).

Ан-32 N353 с хорошо различимым опознавательным знаком
Еще одна фотография Ан-32 N353. Хорошо виден довольно неудачный опознавательный знак ВВС “Северного альянса” – белый круг с вписанным в него трехцветным треугольником. Похожий знак был у “дореволюционных” ВВС Афганистана, но там в треугольник был образован красным, зеленым и черным цветами. Северный альянс исключил из треугольника красный, третим цветом стал белый нижний сектор, отделенный от белого круга тонкой и почти незаметной линией. Это нижний сектор на фотографиях сливается с белым кругом и в результате классический афганский “треугольник” на знаке превратился в непонятно что.

19 мая 1997 года узбекский генерал Абдул Малик перешел на сторону талибов и они без боя заняли Мазари-Шариф. Однако, талибы так лихо начали наводить новые порядки на захваченных территориях, что уже 24 мая в Мазари Шарифе вспыхнуло восстание шиитов-хазарейцев и узбеков Абдул Малика против них – несколько тысяч талибов было перебито и город освобожден. Однако, при этом несколько экипажей самолетов бывших дустумовских ВВС сбежало к талибам. К этому времени ВВС Дустума были серьезно ослаблены боевыми потерями, авариями и дезертирством. Вскоре Дустум вернулся из эмиграции, снова собрал узбеков под свои знамена и разгромил Малика.

Афганский Ан-32 N281 в Мазари-Шарифе
Ан-32 N281 вставший на прикол около взлетки Мазари-Шарифа. Снимок был сделан в 2003 году с борта взлетающей ООН-вской Цессны. В чьих руках побывал самолет после падения режима Наджибулы – неизвестно. Как известно, многие годы Мазари-Шариф был вотчиной генерала Дустума, но мог принадлежать и “оккупантам”-талибам.

Информации о действиях транспортной авиации в этот период мало. Известно, что Ахмад Шах Масуд пользовался поддержкой Таджикистана, Дустум – соответственно – Узбекистана. Воздушный мост обеспечивали не только вертолеты Ми-8, но и транспортные самолеты. Как вспоминали служившие в Таджикистане российские пограничники: “Каждый вечер через пограничный Пяндж на Файзабад уходили “борты” без опознавательных знаков с оружием и боеприпасами. График их пролета через таджикско-афганскую границу держался в строгом секрете”.

21 августа 1997 года Ан-32 “Северного альянса” при посадке в Бамиане выкатился за пределы полосы и разрушился.

Обломки Ан-32 N352 разбившегося при посадке в Бамиане
Обломки Ан-32 в гражданской окраске и с военным номером 352 с необычным опознавательным знаком с голубым фоном. В блоге разместившем эту фотографию, говорится, что самолет был разбит при посадке на грунтовой полосе в Бамиане и принадлежал местной хазарейской группировке Hizb-e-Wahdat (входила в “Северный альянс”), точнее “авиакомпании Bamyan Air”. Использовался для перевозки руководства группировки. Из других источников известно, что Ан-32 “Северного альянса” снабжали эту труднодоступную провинцию вплоть до ее падения под ударами талибов в 1998 году. Очевидно, это именно тот самолет, что разбился в Бамиане 21 августа 1997 года.

13 января 1998 года талибский Ан-32 вылетел из Кандагара в Герат с личным составом исламистов на борту. Погода в Герате испортилась и экипаж решил лететь в пакистанскую Кветту, однако топлива самолету не хватило и он разбился в 110 км севернее Кветты. Погиб 51 человек.

Афганский Ан-32 N346 в Файзабаде
Принадлежащий “Северному альянсу” Ан-32 N346 в 1998 году в Файзабаде
Разбитый Ан-32 N346 в Файзабаде
Отлетался. Снимок невысокого качества и последняя цифра не читается четко, но судя по особенностям камуфляжа это тот же самый борт N346 в том же Файзабаде в 2001 году. Фото Сергея Андреева.

2 августа 1998 еще один талибский Ан-32 потерпел катастрофу столкнувшись с горой при заходе на посадку в Кундузе, при этом погибло 5 человек.

Но уже на следующий день, 3 августа, талибы захватили аэродром в Шибергане, главную базу ВВС Дустума. По их заявлениям – “оппозиция отступила и подожгла все свои самолеты на военной базе”. На самом деле сожгли не все – 7 боевых самолетов, несколько транспортных машин и два вертолета были эвакуированы в таджикский Куляб.

18 августа 1998 г. талибы прорвали оборону дустумовцев и во второй раз взяли Мазари-Шариф. На этом, фактически, история личных ВВС генерала Дустума и закончилась. В дальнейшем речь уже шла о “ВВС Северного альянса”.

Ан-32 N353 в Пакистане
Ан-32 N353 “Северного альянса” сфотографирован в Пакистане в 1998 году. У меня нет истории как он там оказался, но нельзя исключить, например, бегство или дезертирство – в том году талибы разгромили Дустума и его ВВС перестали существовать. Учитывая, что Пакистан целиком и полностью поддерживал талибов, это скорее всего было именно дезертирство. Противники талибов перелетали в Таджикистан, в Куляб.

На фоне “истинных моджахедов” с их бесконечными вооруженными “разборками”, талибы выглядели настоящими “спасителями отечества” и пользовались симпатией значительной части населения. Кроме того, обладая значительной финансовой поддержкой “спонсоров”, талибы легко “скупали” локальные афганские группировки и небольшие “исламские движения” и “фронты освобождения”. Остальные, перед лицом серьезных военных успехов талибов, переходили на их стророну сами. Зафиксировано несколько случаев дезертирства экипажей самолетов и вертолетов на сторону Талибана. В частности, 29 сентября 1998 года полковник Муххамад Хан угнал принадлежащий “Северному альянсу” Ан-32 в Кабул, к талибам.

Два афганских Ан-32 - один взлетающий, второй разбитый
Этот снимок запечатлел сразу пару моджахедских Ан-32, один разбитый и один взлетающий. На хвосте разбитого Ан-32 заметна интересная особенность – круг стал не белым, а голубым, на нем теперь стал виден нижний белый сектор треугольника. Увы, номер не разглядеть и никакой информации о принадлежности самолетов нет. Вероятнее всего, снимок сделан в Шинданте, судя по раскуроченной тушке учебного Ил-28.

По итогам военной кампании 1998 года талибы овладели практически всей территорией Афганистана, за исключением одной провинции – вотчины Ахмад Шаха Масуда, выйдя на границу с среднеазиатскими республиками бывшего Советского Союза. Боевые действия на этом не закончились, но ситуация не менялась кардинально вплоть до американского вторжения в Афганистан в 2001 году.

Известен ООН-овский список “подсанкционных” самолетов Талибана, включая Ан-32. Там упомянуты следующие борта – N284, N301-N308, N346, N353, N363. Иногда это список используют, как свидетельство, что все эти самолеты были “живы и здоровы”. Но стоит сказать, что список этот довольно сомнительный, кто и на основе каких данных его сотавляли – неизвестно, скорее всего делалось человеком далеким от авиации, каким-нибудь ООНовским бюрократом. Например, аналогичный список по “талибским” Ан-26 включает просто подряд все самолеты с N229 по N247, что мягко говоря неадекватно реалиям.

Что касается Ан-32, то по N284 ничего сказать нельзя, никаких фотографий этого самолета вообще нет. Линейка номеров N301-N308 тоже вызывает вопросы и скорее всего взяты с “потолка” – по крайней мере четыре из них (N301, N302, N303 и N307) лежали на кладбище в Хосте, сомневаюсь, что хоть один самолет из всего кладбища вообще подняли в воздух, причем два самолета (N302 и N307) вообще были переломаны пополам, что даже теоретически исключало вопрос ремонта. N346 лежал в Мазари-Шарифе с опознавательными знаками “Северного альянса”, N353действительно скорее всего перебежал к талибам и мог летать. N363 – скорее всего повторно ошибочно записанный N353, такого борта в Афганистане не было вообще.

Оценивая период феодальной раздробленности Афганистана после падения просоветской ДРА, стоит все-таки отметить немалую роль Талибана в дальнейшей истории Афганистана. Да, несомненно, талибы – упоротые на всю голову исламисты (впрочем, многие разогнанные ими движения “моджахедов” были не намного лучше), ни о каких демократических свободах при их власти речь не шла. Но при всем при этом – их устремления не выходили за пределы страны и более того, они совершили главное – снова объединили Афганистан в единую страну. Своим упорством с не выдачей США “записного злодея” Бен Ладена они навлекли на себя гнев американцев и последующую многолетнюю оккупацию страны. Причем страны уже снова единой, не растасканной на куски.

При всех издержках оккупации – марионеточном правительстве в Кабуле, десятках или сотнях тысячах убитых в войне с талибами местных жителях, 20 летняя оккупация привнесла в откатившийся назад в средневековье Афганистан множество признаков цивилизации – восстановленную инфаструктуру, зачатки современного общества, а также восстановление армии и ВВС Афганистана. При оккупационном режиме афганские Ан-32 обрели свою вторую жизнь, о которой будет следующая часть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *